иск физическим лицом по трудовым отношениям

В случае, когда работник, понимая значение своих действий, не передает в полном объеме полученные при исполнении трудовых обязанностей денежные средства, оставляя часть из них в своем распоряжении, он совершает умышленные действия, влекущие уменьшение имущества работодателя, что дает последнему право требовать возмещения ущерба в полном объеме на основании п.3 ч.1 ст.243 Трудового кодекса Российской Федерации.

Наличие у истицы как у физического лица статуса индивидуального предпринимателя, исходя из положений ст. 20 Трудового кодекса Российской Федерации, п. 1 и 3 ст.23 Гражданского кодекса Российской Федерации, не лишает ее права предъявления иска о взыскании долга, возникшего из трудовых правоотношений, и не требует подтверждения перехода к ней прав индивидуального предпринимателя. 

 

16 ноября 2010 года Куропаткина Е.С. выдала расписку, согласно которой она обязуется вернуть всю украденную ею сумму в салоне красоты ИП Храброва А.С. до 31 декабря 2010 года; сумма долга составляет 113 000 руб. плюс остатки (л.д.11).

Храброва А.С., ссылаясь на положения ст.ст. 309, 310 ГК РФ, обратилась в суд с иском к Куропаткиной Е.С. о взыскании 113 000 руб. и расходов по оплате государственной пошлины 3 500 руб., указывая, что Куропаткина Е.С.  состояла в трудовых отношениях с ИП Храброва А.С. в должности администратора салона красоты, в ходе ревизии и административного расследования было выявлено присвоение ею в период работы денежной суммы 113 000 руб., Куропаткина А.С. факт присвоения денег для личных нужд признала, что подтвердила распиской от 16 ноября 2010 года, по которой обязалась вернуть деньги 31 декабря 2010 года, однако, свои обязательства в установленный срок не исполнила.

Решением Красносельского районного суда Санкт- Петербурга от 12 апреля 2012 года иск удовлетворен в полном объеме.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского районного суда от 18 июня 2012 года решение районного суда отменено, в иске отказано.

Судом установлено, что Куропаткина Е.С. состояла с индивидуальным предпринимателем Храбровой А.С. в трудовых отношениях, работая в должности администратора салона красоты, принадлежащего истице; в ее обязанности, предусмотренные Должностной инструкцией администратора салона красоты, входило осуществление контроля за сохранностью материальных ценностей.

Какая-либо гражданско-правовая сделка сторонами не заключалась. Наличие иных правоотношений сторон, обязательств, вытекающих из причинения внедоговорного вреда, других оснований, предусмотренных ГК РФ (ст.307), в ходе судебного разбирательства не установлено.

Отменяя решение районного суда об удовлетворении иска, судебная коллегия по результатам исследования и оценки доказательств и обстоятельств дела сделала обоснованный вывод о том, что спорные правоотношения не регулируются нормами главы 25 ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств, и применению подлежали нормы глав 37,39 Трудового кодекса РФ, определяющие условия и порядок привлечения работника к материальной ответственности за ущерб, причиненный работодателю.

Вывод суда апелляционной инстанции о характере правоотношений сторон соответствует установленным фактическим обстоятельствам дела, содержанию приведенных в апелляционном определении норм права, регулирующих спорные правоотношения, и требованиям п.1 ч.1 ст.8 ГК РФ.

Однако Президиум не согласился с мнением апелляционной инстанции об отсутствии у ответчицы обязанности возместить ущерб.

Согласно ст. 232 ТК РФ сторона трудового договора, причинившая ущерб другой стороне, возмещает этот ущерб в соответствии с Кодексом и иными федеральными законами.

В соответствии со статьей 233 ТК РФ материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

 Пунктом 3 части 1 статьи 243 ТК РФ установлена материальная ответственность работника в полном размере причиненного ущерба за умышленное причинение ущерба, вне зависимости от заключения с работником договора о полной материальной ответственности или привлечения его к уголовной ответственности.

В случае, когда работник, понимая значение своих действий, не передает в полном объеме полученные при исполнении трудовых обязанностей денежные средства, оставляя часть из них в своем распоряжении, он совершает умышленные действия, влекущие уменьшение имущества работодателя, что дает последнему право требовать возмещения ущерба в полном объеме на основании п.3 ч.1 ст.243 ТК РФ.

Расписка, выданная Куропаткиной Е.С., подтверждает факт присвоения ею денежных средств и согласие на возмещение ущерба.

Также является обоснованным довод кассационной жалобы об ошибочном толковании и применении судебной коллегией ст.ст.23,49 ГК РФ и неправильности вывода суда апелляционной инстанции об отсутствии у Храбровой А.С. как физического лица права на иск к Куропаткиной Е.С. в связи с отсутствием доказательств перехода к истице Храбровой А.С. прав на взыскание долга, возникшего из трудовых правоотношений с ИП «Храброва А.С.».

Согласно ч.1 ст.23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

В соответствии со ст.20 Трудового кодекса РФ работодателем является физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником; для целей настоящего кодекса работодателями-физическими лицами признаются, в том числе, физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица.

В ходе судебного разбирательства установлено, что Храброва А.С. занималась предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, в правоотношениях с Куропаткиной Е.С. выступала работодателем-физическим лицом.

Согласно статье 23 Кодекса (пункт 3) к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, применяются правила Кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения.

Нормы Кодекса о правопреемстве в настоящем случае не могут быть применены в отношении гражданина - предпринимателя в силу особенностей его правового положения как субъекта предпринимательской деятельности.

Как обоснованно указывается в кассационной жалобе, гражданин и гражданин-предприниматель является одним и тем же лицом, и требования к ответчице могут быть предъявлены Храбровой А.С. только как физическим лицом. Кроме того, по утверждению подателя жалобы, в настоящее время она прекратила предпринимательскую деятельность в установленном порядке и из реестра индивидуальных предпринимателей исключена.

Таким образом, наличие у истицы как у физического лица статуса индивидуального предпринимателя не лишало ее права предъявления настоящего иска и не требовало подтверждения перехода к ней прав индивидуального предпринимателя, которые у нее имелись. 

Учитывая, что решение суда первой инстанции по существу является правильным, о времени и месте судебного разбирательства на 12.04.2012 ответчица извещена надлежащим образом, телефонограммой и телеграммой, о нарушении Храбровой А.С. срока обращения с иском в суд в первой инстанции Куропаткина Е.С. не заявляла, Президиум, отменяя апелляционное определение, оставил в силе решение суда первой инстанции.

 

(Постановление Президиума СПб ГС  №44г-131/2012 от 19 декабря 2012 года)

 

Обобщение практики рассмотрения дел

президиумом Санкт-Петербургского городского суда

по гражданским делам за 2 полугодие 2012 года