невключение женщинам в стаж работы

При разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (ст.ст. 27, 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации»), суду следует исходить из того, что, если указанный период имел место до 6 октября 1992 года, то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

 

Согласно записям в трудовой книжке Максимова Т.Н. 15 августа 1983 года была принята на работу в ясли-сад №19 Василеостровского района Ленинграда на должность музыкального руководителя, 16 сентября 1993 года уволена по переводу в ясли-сад №20 Василеостровского РОНО.

Решением УПФ РФ в Василеостровском районе Санкт-Петербурга от 23 сентября 2010 года №22/155 с внесенными 11 октября 2010 года изменениями Максимовой Т.Н. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с отсутствием требуемого стажа на соответствующих видах работ.

Оценка пенсионных прав Максимовой Т.Н. производилась ответчиком по нормам действующих Списка должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" и Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществляющим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, в соответствии с подпунктом 19 пункта 1 статьи 27 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства РФ №781 от 29 октября 2002 года, которые предусматривают возможность включения в льготный стаж периодов работы в должности музыкального руководителя при условии выполнения нормы рабочего времени (педагогической или учебной нагрузки).

Период с 15 августа 1983 года по 16 сентября 1993 года не был включен в специальный стаж Максимовой Т.Н. в связи с отсутствием сведений о вырабатываемой ставке, различным наименованием занимаемой должности в лицевых счетах и приказах работодателя и отсутствием должности «музыкальный воспитатель» в Списках 1991, 1999, 2002 г.г.

Максимова Т.Н. обратилась в суд с иском к УПФ РФ в Василеостровском районе Санкт-Петербурга об обязании включить в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью, периоды ее работы с 15 августа 1983 года по 31 августа 1989 года, включая период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до исполнения 3-х лет с 10 марта 1988 года по 31 августа 1989 года, и со 2 января 1991 года по 16 сентября 1993 года в должности музыкального воспитателя и назначении пенсии с момента возникновения права, с 25 мая 2011 года.

Решением Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 1 марта 2012 года иск Максимовой Т.Н. удовлетворен в полном объеме.

Апелляционным определением Санкт-Петербургского городского суда от 25 июня  2012 года решение районного суда отменено в части включения в трудовой стаж Максимовой Т.Н., дающий право на назначение трудовой пенсии, периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 10 марта 1988 года по 31 августа 1989 года и в части обязания Управления Пенсионного фонда Российской Федерации назначить трудовую пенсию с 25 мая 2011 года. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Разрешая спор, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии разночтений в указании наименования занимаемой истицей должности в документации работодателя и с учетом Постановления Минтруда РФ от 23 июня 2003 года №39, которым установлено тождество наименований должностей «музыкальный работник» и «музыкальный руководитель», признал, что Максимова Т.Н. занимала должность, которая входит в Список должностей, работа в которых засчитывается в выслугу лет…, утвержденный Постановлением Правительства РФ от 29 октября 2002 года № 781; период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до 3-х лет, продолжавшийся до 6 октября 1992 года, зачел в специальный  стаж с учетом разъяснений пункта 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 2005 года № 25 "О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии".

Президиум установил, что, отменяя решение суда в части включения в льготный стаж периода отпуска по уходу за ребенком по мотиву отсутствия доказательств, подтверждающих выполнение нормы выработки, как это требуют Правила исчисления периодов работы…, утвержденные Постановлением Правительства РФ №781 от 29 октября 2002 года, судебная коллегия неправильно применила нормы материального права и не учла, что будучи в отпуске, Максимова Т.Н. трудовую функцию не исполняла, а трудовое законодательство, действовавшее в период ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком, предусматривало возможность включения в специальный стаж времени отпуска, не связанного с непосредственным осуществлением работы, сопряженной с воздействием неблагоприятных факторов.

До введения в действие Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года №3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" действовала ст.167 КЗоТ РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19.11.1982), которая предусматривала, что дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет засчитывается в общий и непрерывный стаж работы, а также в стаж работы по специальности.

С принятием Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 года № 3543-1 "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР" (вступил в силу 6 октября 1992 года) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях. Данным Законом ст.167 КЗоТ РСФСР была изложена в новой редакции.

В соответствии с пунктом 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 года №677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей" с 1 декабря 1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Впоследствии право женщин, имеющих малолетних детей, оформить отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет было предусмотрено Законом СССР от 22 мая 1990 года № 1501-1 "О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи, детства", которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15 июля 1970 года; статья 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

Исходя из смысла приведенных выше законодательных актов, статьи 167 КЗоТ РСФСР (в ред. Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 19 ноября 1982 года) период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

То обстоятельство, что в настоящее время включение данного вида отпуска в специальный трудовой стаж законодательством не предусмотрено, с учетом положений статей 6(ч.2),15(ч.4),17(ч.1),18,19 и 55 (ч.1) Конституции РФ, предполагающих правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, не может повлечь ограничение Максимовой Т.Н. в правах, приобретенных ею в рамках действовавшего правового регулирования.

Судом первой инстанции правильно учтены разъяснения пункта 15 Пленума Верховного Суда Российской Федерации №25 от 20 декабря 2005 года «О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии», согласно которым при разрешении споров, возникших в связи с невключением женщинам в стаж работы по специальности периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком при досрочном назначении пенсии по старости (ст. ст. 27, 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации"), следует исходить из того, что если указанный период имел место до 6 октября 1992 года, то он подлежит включению в стаж работы по специальности независимо от времени обращения женщины за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости.

Учитывая изложенное, Президиум отменил апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 25 июня  2012 года в части отмены решения Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга от 1 марта 2012 года, оставив в этой части в силе решение районного суда, в остальной части апелляционное определение оставлено без изменения.

 

(Постановление президиума СПб ГС  №44г-116/2012 от 12 декабря 2012 года)

 

Обобщение практики рассмотрения дел

президиумом Санкт-Петербургского городского суда

по гражданским делам за 2 полугодие 2012 года