Иск о признании утратившими право пользования жилым помещением

Согласно ст. 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Вместе с тем, в случае прекращения права пользования жилым помещением на основании ст. 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, исключается применение ст. 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации».

 

Администрация Невского района Санкт-Петербурга обратилась в Невский районный суд Санкт-Петербурга с иском к У., У.Я., И. о признании утратившими право пользования жилым помещением, указав, что ответчики утратили право пользования указанной квартирой в связи с заключением договора мены квартиры на квартиру по улице Оптиков в Санкт-Петербурге, из спорной квартиры выехали, но с регистрационного учета не снялись. 

Решением Невского районного суда Санкт-Петербурга У., У.Я. признаны утратившими право пользования квартирой, в удовлетворении исковых требований, предъявленных к И., было отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Администрации Невского района Санкт-Петербурга к И. о признании утратившей право пользования спорным жилым помещением, суд первой инстанции указал на то обстоятельство, что И. отказалась от участия в приватизации двух комнат спорной квартиры, и пришел к выводу, что за ответчицей  сохраняется право пользования спорной квартирой, сославшись также на то обстоятельство, что в договоре мены не содержится условия о праве И. пользоваться кв. 160 по улице Оптиков в Санкт-Петербурге, в отсутствие обязательства об освобождении спорного жилого помещения с указанием на жилое помещение, подлежащее предоставлению.

С выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

Согласно постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 21 сентября 2004 г. № 1586 «О плане мероприятий по переселению жителей Санкт-Петербурга из многоквартирных домов и общежитий государственного жилищного фонда Санкт-Петербурга, признанных аварийными и подлежащими сносу или реконструкции, и жилых помещений, признанных непригодными для проживания на 2004-2010 годы» дом 6 по 1-му Рабфаковскому переулку в Санкт-Петербурге подлежит расселению.

Для осуществления расселения аварийного жилого дома лицам, проживающим в кв. ХХ было предложено передать Администрации Невского района права на спорную квартиру с приобретением права собственности на трехкомнатную по ул. Оптиков в СПб большей площади, чем жилое помещение, занимаемое ответчиками.

7 апреля 2009 г. между У., У.Я. и СПбГУ «Горжилобмен» был заключен договор мены на квартиру по улице Оптиков в Санкт-Петербурге с получением по ½ доли каждым ответчиком и регистрацией права собственности 12 мая 2009 г.

Согласно ст. 209 Гражданского кодекса Российской Федерации собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

На основании ст. 235 Гражданского кодекса Российской Федерации при отчуждении собственником своего имущества другим лицам его право собственности прекращается.

Согласно ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Ответчики У. и У.Я. заключили договор мены спорной квартиры на квартиру по улице Оптиков в Санкт-Петербурге, добровольно распорядились принадлежащей им спорной квартирой, отказавшись от своих прав на указанное имущество, имеют в собственности иное жилое помещение, в связи с чем, суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для использования ответчиками У. и У.Я. спорного жилого помещения.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что суд первой инстанции необоснованно указал на утрату ответчиками права пользования жилым помещением.

В силу положений ст. 35 Жилищного кодекса Российской Федерации  в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им).

Согласно ст. 19 ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» действие положений части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором.

Вместе  с тем, прекращение права пользования И. спорным жилым помещением обусловлено не положениями части 4 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, а положениями ст. 35 Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации.

30 марта 2007 г. И. давала согласие на переселение из аварийного дома по адресу: 1-ый Рабфаковский переулок дом 6 на основании договора мены, 28 декабря 2008 года обязалась сняться с регистрационного учета после заключения договора мены, отсутствие указания объекта в который ответчица подлежит переселению, свидетельствует о ее согласии на переселение в любой из предложенных вариантов.

При этом судебная коллегия учитывает, что договором мены не было предусмотрено сохранение за И. права пользования жилым помещением квартирой ХХ дома 6 по 1-му Рабфаковскому переулку в Санкт-Петербурге, а иных соглашений с собственником о порядке пользования спорным жилым помещением ответчик не заключала.

Кроме того,  учитывая непригодность спорного жилого помещения для проживания право пользования И. спорным жилым помещением сохранено быть не могло.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что требования Администрации Невского района Санкт-Петербурга к И. подлежат удовлетворению с признанием ответчицы прекратившей право пользования квартирой ХХ дома 6 по 1-ому Рабфаковскому переулку в Санкт-Петербурге.

Апелляционное определение от 8 августа 2012 года № 33-11229

 

 

Определением судебной коллегии от 26 января 2012 года № 33-1 отменено решение Октябрьского районного суда, которым отказано в удовлетворении требований С. о признании ее внука И. утратившим право пользования трехкомнатной квартирой по наб. р. Мойки в Санкт-Петербурге, находящейся в собственности истца, и о снятии ответчика с регистрационного учета по этому адресу.

Отказывая в иске, суд исходил из недоказанности истицей обстоятельств, свидетельствующих о добровольности выезда из жилого помещения, однако этот вывод основан на неполном установлении обстоятельств, имеющих значение для дела, в результате рассмотрения дела в отсутствие ответчика, в отношении которого судом не было принято достаточных мер для установления места его пребывания, несмотря на предоставленные истицей сведения о его отъезде из Санкт-Петербурга в Красноярский край.

В соответствии со ст. 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29.12.2004 г. №189-ФЗ на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения, имевших в момент приватизации данного помещения равные права пользования им с лицом, его приватизировавшим, не распространяется действие части 4 ст. 31 ЖК РФ, в силу которой это право может быть прекращено вследствие прекращения семейных отношений с собственником.

Вместе с тем неприменимость основания прекращения права пользования жилым помещением, предусмотренного ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, не исключает возможности такого прекращения по иным основаниям.

Правовое положение ответчика в данном случае является аналогичным положению нанимателя жилого помещения.

Исходя из взаимосвязанных положений ч. 4 ст. 69, ст. 71 и ч. 3 ст. 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, основанием для прекращения права пользования жилым помещением по договору социального найма может быть постоянное отсутствие нанимателя или члена его семьи, обусловленное их выездом в другое место жительства. В этом случае допускается признание лица утратившим право пользования жилым помещением по требованию наймодателя и других лиц, имеющих право пользования тем же помещением.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации», при разрешении таких споров судам, в частности, надлежит выяснять, по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный или постоянный (вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением, приобрел ли он право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства и исполняет ли обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг.

Таким образом, прекращение права пользования спорной квартирой у ответчика возможно в случае доказанности факта его постоянного непроживания там, обусловленного добровольным выездом в другое место жительства и отказом в одностороннем порядке от прав и обязанностей, вытекающих из имеющегося у него права пользования жилым помещением, при отсутствии препятствий к проживанию в этом помещении.

Судебной коллегией были получены сведения о месте жительства ответчика по адресу: Красноярский край, Дзержинский район, и направлено судебное поручение Дзержинскому районному суду Красноярского края об опросе ответчика и истребовании дополнительных доказательств по делу.

Будучи опрошен в порядке судебного поручения, ответчик пояснил, что постоянно проживает по указанному адресу в квартире, принадлежащей его жене М., и полностью признает исковые требования С. о признании его утратившим право пользования спорным жилым помещением и согласен с ее кассационной жалобой.

В ходе выполнения судебного поручения суду также были представлены документы, подтверждающие, что ответчик состоит в зарегистрированном браке с М. и зарегистрирован по месту жительства в с. Дзержинское с 19.10.2010 г. 

Учитывая, что данные доказательства согласуются с объяснениями истицы, при этом ответчику разъяснены последствия принятия признания иска судом, предусмотренные ч. 3 ст. 173 ГПК РФ, которое не противоречит закону и не нарушает права и законные интересы других лиц, судебная коллегия считает возможным принять признание иска ответчиком и отменить обжалуемое решение с вынесением нового об удовлетворении требований С. в полном объеме.

 

Обобщение судебной практики

Судебной коллегии по гражданским делам

Санкт-Петербургского городского суда за 2012 год