Право на получение жилого помещения по договору социального найма

При проверке обжалуемого решения администрации района о снятии заявителя с учета граждан, нуждающихся в предоставлении жилых помещений по договорам социального найма, подлежит проверке  согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ утрата заявителем оснований, которые до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации давали заявителю право на получение жилого помещения по договору социального найма.

Определением судебной коллегии от 28 ноября 2012 года № 33-16386 отменено решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга об отказе в удовлетворении заявления К. об оспаривании решения администрации Центрального района Санкт-Петербурга, обязании восстановить на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях.

На основании решения жилищной комиссии администрации Центрального района Санкт-Петербурга от 27.03.2012г.  администрация на основании п. 2 ст. 6 Федерального закона от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ сняла К. с учета как обеспеченную жилой площадью по норме, а именно в связи с тем, что суммарная общая площадь всех жилых помещений, находящихся в пользовании семьи заявителя превышает величину учетной нормы площади. При этом учтено, что в собственности мужа К. находится 2/3 доли отдельной двухкомнатной квартиры общей площадью 54,01 кв.м, еще 1/3 доля указанной квартиры, принадлежала матери К., умершей, снятой с регистрации  25.03.2011 г. по смерти. Также с указанного учета снят супруг заявителя, совершеннолетние дети заявителя оставлены на учете.

С учетом положений п. 2 ч. 1, ч. 2 ст. 51, ч.ч. 1, 2  ст. 31, п. 2 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, ч.ч. 1, 12 ст. 3, ч.ч. 1, 2  ст. 5 Закона Санкт-Петербурга  от 19.07.2005 N 407-65 «О порядке ведения учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях и предоставлении жилых помещений по договорам социального найма в Санкт-Петербурге» суд пришел к выводу о том, что оспариваемое заявителем решение о снятии ее с учета граждан, нуждающихся в жилых помещениях по договорам социального найма, является законным.

К., оспаривая снятие  ее с учета,  ссылалась на то, что она не могла быть снята с учета, поскольку она вместе со своей семьей продолжает проживать в коммунальной квартире, которая признана непригодной для постоянного проживания, кроме того, у нее не возникло право пользования квартирой, принадлежащей ее мужу, и оснований для учета площади квартиры мужа при определении уровня жилищной обеспеченности у администрации не имелось. 

Судебная коллегия указала, что при разрешении дела суд  неправильно применил п. 2 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса Российской Федерации, который не подлежит применению в данном случае согласно ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», не применил нормы ЖК РСФСР и Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений в Ленинграде, утвержденных решением Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета народных депутатов и Президиума Ленинградского областного совета профсоюзов от 07.09.1987 N 712/6.

По смыслу положений ст.ст. 28, 29, ч. 1,  п. 1 ч.2 ст.32 ЖК РСФСР и  п. 29.1 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений, подлежащих применению во взаимосвязи, улучшение жилищных условий влечет снятие с учета только в том случае, если в результате такого улучшения отпала нуждаемость в предоставлении жилого помещения.

Как следует из материалов дела, согласно акту МВК при Жилищном управлении Исполкома Смольнинского района от 16.02.1989 г., утвержденному Главным инженером Жилищного Управления 17.02.1989 г., вся квартира хх по ул. Таврической признана непригодной для постоянного проживания.

Заключением от 21.12.2009 года № 98 Межведомственной комиссии, назначенной распоряжением администрации Центрального района № 188-р от 28.02.2005 года, квартира заявителя признана несоответствующей требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, согласно п. 15 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции. Заключение дано по результатам рассмотрения документов, в том числе вышеуказанного акта МВК от февраля 1989 г., и по результатам обследования, в результате которого установлено, что квартира находится в доме 1909 года постройки, в котором не выполняется комплексный капитальный ремонт, в ветхой мансарде, на потолках  и стенах жилых комнат К. наблюдаются следы увлажнения и сырости.

Указанные акт и заключение МВК, их содержание, обстоятельства и основания признания квартиры  непригодной для постоянного проживания, несоответствующей требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, администрацией не оспорены.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, признаются проживающие в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям.

Суд, отклоняя довод заявителя о том, что  ее семья проживает в квартире, признанной непригодной для постоянного проживания, исходил из того, что предусмотренное вышеуказанной нормой основание для признания нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма,  появилось у заявителя 21.12.2009 г., но не было ею реализовано. Кроме того, суд не признал заключение МВК от 21.12.2009 г. основанием для восстановления заявителя на жилищном учете с 1985 г., указав на то, что заявитель не лишена права на обращение к заинтересованному лицу с заявлением о постановке на жилищный учет по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ.

Между тем, предусмотренное п. 3 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ основание признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, ранее предусматривалось ЖК РФ и Правилами учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений в Ленинграде, утвержденными решением Исполнительного комитета Ленинградского городского Совета народных депутатов и Президиума Ленинградского областного совета профсоюзов от 07.09.1987 N 712/6.

Так, согласно п. 2 ст. 29 ЖК РСФСР нуждающимися в улучшении жилищных условий признаются граждане, проживающие в жилом помещении (доме), не отвечающем установленным санитарным и техническим требованиям.

Аналогичное основание признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий (проживание на жилой площади, признанной в установленном порядке непригодной для постоянного проживания)  предусматривал п. 17.5 вышеуказанных Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и предоставления жилых помещений.

Как выше указано и следует из  материалов настоящего гражданского дела, на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий семья заявителя была поставлена 14.11.1985 г., основанием для постановки на учет явилось жилищная обеспеченность ниже установленного уровня - менее 5,5 кв.м на каждого члена семьи.

На момент принятия на учет семья заявителя проживала по адресу: Санкт-Петербург, ул. 8-ая Советская,  где занимала комнату площадью 10,96 кв.м.

04.10.1989 г. семье заявителя  без снятия с учета были предоставлены в кв. хх по ул. Таврической две комнаты площадью 20,42 кв.м и 11,61 кв.м, общей жилой площадью 32,03 кв.м. Впоследствии в 1991 г. была предоставлена еще одна комната в указанной квартире площадью 23, 34 кв.м,  и по ордеру от 11.09.1991 г. семья стала занимать три комнаты в указанной квартире, после чего семья заявителя продолжала стоять на учете. Семья заявителя, занимавшая комнаты жилой площадью 55,37 кв.м (в настоящее время жилая площадь по документам  -  55, 30 кв.м)  не была снята с учета  несмотря на то, что уровень обеспеченности превысил норму предоставления, предусмотренную пунктом 12 Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений, которые действовали  в тот период.

 В указанной квартире семья заявителя в настоящее время обеспечена общей площадью 85,34 кв.м, муж заявителя является собственником соответствующей доли жилого помещения. Уровень жилищной обеспеченности составил по 21,34 кв.м на человека (85, 34 кв.м : 4 человека = 21,34 кв.м). Таким образом, из  определенного судом уровня жилищной обеспеченности семьи заявителя на каждого члена семьи, равного 34,83 кв.м. общей площади,  21,34 кв.м приходится на жилое помещение, занимаемое семьей заявителя в кв. по ул. Таврической, и 13,49 кв.м - на жилое помещение, принадлежащее мужу заявителя (по ул. Фурштадтской). 

К моменту принятия администрацией решения о снятии заявителя с учета семья заявителя была обеспечена общей площадью свыше нормы предоставления, предусмотренной ст. 5 Закона Санкт-Петербурга от 19.07.2005 N 407-65  (18  квадратных метров на одного члена семьи, состоящей из двух и более человек).

 Однако  указанное жилое помещение, занимаемое семьей заявителя в кв. хх по ул. Таврической, является непригодным для постоянного проживания, не отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, согласно п. 15 Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, что в предусмотренном законом  порядке признано к  моменту принятия администрацией решения о снятии заявителя с учета.

Достижение семьей заявителя уровня жилищной обеспеченности свыше нормы предоставления в жилом помещении, которое не отвечает требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, не является таким улучшением жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения (пп. 1 п.2 ст. 32 ЖК РСФСР,  п. 29.1 вышеуказанных Правил учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий), поскольку сохраняется нуждаемость в предоставлении жилого помещения.

Таким образом, жилищная обеспеченность семьи заявителя сверх нормы предоставления  непригодным для проживания жилым помещением не может расцениваться как улучшение жилищных условий и являться основанием для снятия заявителя с учета.

То обстоятельство, что улучшение жилищных условий (по уровню жилищной обеспеченности) при предоставлении третьей комнаты в квартире по ул. Таврической, повлекшее жилищную обеспеченность семьи заявителя свыше нормы предоставления, не являлось таким улучшением, которое могло повлечь снятие семьи заявителя с учета, подтверждено тем обстоятельством, что администрация района не сняла заявителя с семьей с учета после предоставления третьей комнаты, соответственно признавала, что  право семьи заявителя состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий сохраняется.

За счет жилого помещения, принадлежащего мужу заявителя (по ул. Фурштадтской), общей площадью 54,01 кв.м, также не произошло такое улучшение жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения, поскольку за счет указанного жилого помещения уровень жилищной обеспеченности не достиг нормы предоставления. Так, с учетом нормы предоставления, предусмотренной ст. 5 Закона Санкт-Петербурга от 19.07.2005 г. № 407-65, уровень обеспеченности семьи заявителя из 4 человек по состоянию на день   принятия жилищной комиссией администрации оспариваемого решения должен был составлять не менее 72 кв.м (18 кв.м х4 человека = 72 кв.м), что значительно больше, чем общая площадь жилого помещения, принадлежащего мужу заявителя, и приходящаяся на каждого члена семьи доля общей площади квартиры по ул. Фурштадтской  (13,49 кв.м)  -   меньше нормы предоставления.

При изложенных обстоятельствах к моменту принятия администрацией решения о снятии заявителя с учета семья заявителя не могла быть признана улучшившей жилищные условия настолько, что отпали основания для предоставления жилого помещения, соответственно согласно п. 2 ст. 6 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ отсутствовали основания для снятия заявителя с учета как обеспеченной жилой площадью,  соответственно снятие заявителя с учета и соответствующее  решение администрации  не соответствуют требованиям закона, нарушают права заявителя, а обжалуемое решение суда постановлено при неправильном применении норм материального права, что согласно ст. 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации влечет отмену решения. Решение подлежит отмене с вынесением нового решения о восстановлении нарушенного права согласно ч. 1 ст. 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

  В соответствии с ч. 1 ст. 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации снятие заявителя с учета и соответственно решение администрации по данному вопросу подлежит признанию незаконным, заявитель подлежит восстановлению на очереди с 1985 г.

При этом коллегией отмечено, что, как следует из справки жилищного отдела администрации о снятии с учета  от 28.05.2012г. и контрольного листка учетного дела от 03.04.2012 г.,  основанием для снятия с учета явилось не указанное решение жилищной комиссии администрации от 27.03.2012 г., а распоряжение администрации от 09.04.2012 г. № 311-р, принятое на основании решения жилищной комиссии. Указанным распоряжением заявитель  согласно п. 2 ст. 6 Федерального Закона  «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» снята с учета в связи с тем, что обеспечена жилым помещением по норме. Именно распоряжением от 09.04.2012 г. нарушены права заявителя, в то же время указанное распоряжение является незаконным по вышеизложенным мотивам незаконности снятия заявителя с учета. 

В силу ст.ст. 11, 12 Закона Санкт-Петербурга от 19.07.2005 г. № 407-65, п.п. 3.1.1, 3.4.2  Положения об администрациях районов Санкт-Петербурга, утвержденного постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 26.08.2008 г. № 1078,  именно в компетенцию администрации входит ведение учета граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях, издание распоряжений в соответствии с компетенцией администрации, а решение жилищной комиссии само по себе не влечет за собой каких-либо правовых последствий для заявителя, поскольку решения принятые на заседании жилищной комиссии носят рекомендательный характер и сами по себе не порождают никаких правовых последствий.

 

Обобщение судебной практики

Судебной коллегии по гражданским делам

Санкт-Петербургского городского суда за 2012 год